15 месяцев в море: дети спрашивают, когда вернется их папа

«Я устал, измотан и теряю надежду. Я в море уже 12 месяцев и не знаю, когда смогу увидеть своих детей, свою семью. Это меня очень расстраивает», — говорит Рафаэль. 

 

33-летний Рафаэль (имя изменено) из Филиппин не знает, сколько времени ему еще придется оставаться судне. Он должен был вернуться самолетом домой в апреле, но пандемия изменила все его планы: аэропорты были закрыты, а компания, в которой он работает, решила не отпускать его и восемь других коллег —  некоторые из них провели на борту уже почти 14 месяцев.

 

«Мне уже в четвертый раз отменили отпуск на родину. Я не знаю, что происходит», — отметил Рафаэль.  По  его словам, из-за неопределенности на судне царит напряженная атмосфера, и он опасается, что нестабильное психическое состояние экипажа может сказаться на безопасности. «Мысленно мы — в разных мирах», — говорит он. — Это, как если бы мы ходили по воздуху». «Единственное, чего мы хотим, это вернуться домой!»

 

Мэтт – старший инженер на судне, курсирующем в водах Ближнего Востока и Азии. Его контракт предусматривал ротацию через десять недель, однако из-за пандемии он остается на борту уже в течение шести месяцев. Как и Рафаэль, Мэтт считает, что сегодня недооценивают важный вклад моряков, обеспечивающих беспрепятственную перевозку жизненно важных грузов во время пандемии.

 

«Я бы сказал, что мы, моряки, сыграли важную роль во время этой пандемии. Мы обеспечили страны всем необходимым, включая СИЗ (средства индивидуальной защиты) и предметы медицинского назначения, нефть и газ для обеспечения работы электростанций, а также продукты питания и воду. Все, что мы хотим взамен, это иметь возможность возвращаться домой и отдыхать», — сказал Мэтт.

Большинство членов его экипажа находятся в такой же ситуации, что и Мэтт. «У командного состава есть 10-недельные контракты на ротацию, но большинство из нас на борту уже 6 месяцев и более», — говорит он. — Положение рядовых членов экипажа еще хуже: у них контракты на девять месяцев». Мэтт рассказал, что один моряк находится на борту уже 15 месяцев.   

 

Дома Мэтта ждут двое детей в возрасте восьми и двенадцати лет. Разлука трудно дается всем членам его семьи.  «Дети все время спрашивают, когда я вернусь домой.  Мне трудно им объяснить, что происходит», — сказал британский инженер.

 

У многих моряков возникают психологические проблемы. Некоторые страдают и от физического переутомления. Все это плохо сказывается на их способности соблюдать меры безопасности при исполнении своих обязанностей.  А главное — все морально устали и-за того, что перед ними закрыты все границы.

 

Многие из тех, кто находится на борту, должны были завершить свою работу более четырех месяцев назад, но из-за пандемии COVID-19 их контракты были продлены.

 

Вагнер Брандт является руководителем отдела транспорта и морских перевозок Международной организации труда (МОТ). Как бывший морской офицер, он признает, что члены экипажей сталкиваются с немалыми проблемами.

 

«Море может быть суровым. Когда погода плохая, это — ужасно. Кроме того, те, кто находится на борту, живут несколько месяцев в том же месте, где работают. …Порты часто находятся на некотором расстоянии от городских центров, а когда речь идет о нефтяных танкерах, то нефть может разгружаться или загружаться на офшорных объектах. Таким образом, у моряков меньше возможностей для выхода на берег, чем в прошлом. В общем, они находятся в полной изоляции», — отмечает Брандт. 

 

На судоходство приходится около 90 процентов мировых торговых перевозок. Суда перевозят товары первой необходимости, которые имеют решающее значение для борьбы с COVID-19 и восстановления после пандемии. В морской отрасли заняты около двух миллионов человек.

 

МОТ способствует тому, чтобы условия работы моряков неуклонно улучшались. В 2006 году была принята Конвенция о труде в морском судоходстве, которую часто называют «Биллем о правах» работников, занятых на морских судах. В основу договора положено более 65 международных соглашений о труде на море, разработанных за последние 80 лет. Конвенция регулирует вопросы, связанные с порядком найма моряков на работу, условиями их труда и социальной защиты, охраной здоровья и обеспечением техники безопасности. В Конвенции говорится, что ни один моряк не должен находиться в море более 11 месяцев. Сегодня подавляющее большинство судов в мире плавают под флагом государств, которые ратифицировали эту конвенцию.

 

Однако пандемия внесла свои коррективы — число коммерческих рейсов значительно сократились, многие границы оказались закрытыми, новому составу судов, направляющемуся для смены экипажей, стало труднее получать визы или разрешения на поездки через некоторые транзитные страны.

 

Чтобы помочь Мэтту, Рафаэлю и более чем 200 тысячам моряков, которые пытаются справиться с нескончаемым испытанием, вызванном пандемией, Международная морская организация (ИМО) создала в сотрудничестве с МОТ специальную Комиссию по разрешению сложившейся ситуации. 

 

Международная морская организация настаивает на том, чтобы все правительства классифицировали моряков и другой морской персонал в качестве «основных работников», что облегчило бы своевременную и безопасную смену экипажей. После состоявшегося в июле министерского саммита в Великобритании 13 стран обязались признать моряков основными работниками и содействовать смене экипажей.

Международная морская организация

На корабле доставлен груз в порт

 

Но пока сотни тысяч моряков по-прежнему не могут покинуть свои суда из-за мер по сдерживанию распространения COVID-19.  Ранее в их защиту вслед за Международной организацией труда и Международной морской организацией выступил Генеральный секретарь ООН. Антониу Гутерриш. Он также призвал правительства незамедлительно включить моряков в категорию «основных работников» и принять все возможные меры для упрощения процедуры смены экипажей. 

 59 total views,  2 views today

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *